Читать книгу «Сказ о тульском косом Левше и крымской ай

Сейчас он, по-прежнему голый, лежал под мягким теплым одеялом. Сэл никогда не думал, что в тропиках океан может быть таким холодным ночью, особенно когда в десять или двенадцать часов кряду приходится карабкаться по скалам, которые кажутся ледяными, находясь при этом по пояс в воде. Она попыталась пересчитать деньги, сидя на полу, при свете свечи, но все время сбивалась со счета, так у нее звенело в ушах. Наконец она поняла, что в каждой пачке сто стодолларовых купюр, десять тысяч долларов, поэтому следует сосчитать количество пачек. Но и считая пачки, она тоже все время путалась. Яни мечтала лишь об одном, чтобы содержимого кейса хватило на билеты.

Всё это произошло примерно за те пару секунд, пока я разбирался с прямой фронтальной угрозой. Атакованный голыми женскими бюстами, весь наш чрезвычайный совет застыл в ступоре, не сводя глаз с неожиданного стриптиза. А затем глава и участковый совершили одну очень большую ошибку – они спустились с крыльца, в надежде урезонить девиц, накинуть на их плечи валяющиеся на земле одежды. Антонов присел, подбирая шаль, Федосеев нагнулся, цепляя рукой другую… Ещё вечером, снабжая ополченцев средствами связи, мы оговорили, что перекличка постов будет проводиться раз в час.

Последний тем временем достиг собственного финала. Его голова опустилась, и длинные волосы касались ее лица в темноте, как ниточки паутины. Брианне удалось подавить стыд, и она уже начала получать удовольствие от того, что делал муж, когда он положил руки ей на поясницу, приподнимая ее.

Но подъехав ближе, он увидел, что это самая обыкновенная лошадь. Он уже хотел повернуть, когда вдруг ему бросилось в глаза, что лошадь как будто оседлана. Да, действительно, лошадь — под седлом. Повернувшись, она обратилась лицом к охотнику; он взглянул, и глаза его чуть не выскочили из орбит. Теперь наступил момент вспомнить о льве, разъяренном и раздосадованном, который вот-вот сделает свой страшный прыжок.

  • Ну, а заодно и для снайпера, если наблюдатель способен совместить и то, и другое.
  • Два раза Джерри соскальзывал с первых же ступенек, а чернокожие, разбуженные своими товарищами, сидели и потешались над ним.
  • Тот часами сидел, уставясь невидящими глазами в окно, то самое, из которого много лет назад выпрыгнул Джованни.
  • Имена божеств Ара, Ареса, Ариала, Арьямана, Аримана, где «ар» обозначает «огонь» или «пламя», того же происхождения.
  • Он хотел от него только одного — стюарда.

В другой не менее спортивной губернии столь же рослый атлетоначальник, возвышавшийся над дамами как каланча, страдал необыкновенной величины солитером. Наконец, третий спортивный начальник имел столь малый рост, что не мог вмещать пространных сводов атлетических правил, и от натуги умре. Таким образом, все трое мужей пострадали по причине непоказанного роста. Прежде как жестоко убивать детей всего замечу, что атлетов начальник никогда не должен действовать иначе, как чрез посредство специальных мероприятий. Всякое его действие не есть действие, а есть спортивно-организационное мероприятие. Приветливый вид, благосклонный взгляд, ай-лимпийский призыв суть такие же меры спортивной политики, как и экзекуция болельщиков посредством жандармской команды.

Обязательства человечества перед Истиной поставили деспотов и сам деспотизм вне закона и в миру, и в духе. Сама сфера обязательств неимоверно расширилась. Отсюда новое, большее и важнейшее значение приобрел патриотизм. К сожалению, как все истины извращаются и искажаются ложью или же превращаются в ложь, если их применяют неверно, эта Истина тоже вскоре приобрела характер Евангелия Анархии. Что бы ни случилось, мы должны верить в Справедливость и вседовлеющую Мудрость Господа, надеяться на будущее и любить тех, кто по какой-либо причине оступился.

– Они дома, где женщины и должны быть. – Он взял с крючка плащ Брианны и набросил ей на плечи. Думаешь, стоит рассказать о Фергусе твоему отцу? – У него появилась внезапная и совсем неблагородная надежда на то, что Джейми сочтет это своим долгом и обо всем позаботится. – Она была прицеплена к телу О’Брайена. – Роджер говорил зло и знал об этом, но ему было все равно.

Почти доллар в секунду… Если вы справитесь с задачей. Да что там, даю по доллару за секунду… Шестьдесят долларов мальчику, мужчине, девушке или женщине, усидевшим минуту на Барнее. Вам предоставляется возможность заткнуть за пояс мужей, братьев, сыновей, отцов и дедов. Возраст значения не имеет… Кажется, вы изъявили желание, бабушка?

Что касается меня, то этот остров всегда был и останется моим раем. Отчетливо сознавая весь риск этого шага, я дотронулся до бока акулы острым концом своей палки, — так иной раз слегка касаются рукой проходящего мимо знакомого, чтобы обратить на себя внимание. Вы знаете, что такое Южные моря, и вам, конечно, известно, что тигровая акула так же, как и гризли с Аляски, никогда не отступает.

— Разве что то, чего вы добиваетесь, вколочено кольями в землю, заперто на замок или находится под охраной полиции. Не хотел бы я иметь то, что хочется иметь вам. Представление повторилось; Майкл не умолкал, пока приказание Доутри не было исполнено в точности.

О монахах, которые не жалеют слов и, обретая в результате величайшие богатства, одаривают всех раем

С замиранием сердца проводили взглядами взлетающий ‘ил’ – слава Богу, французы с первого раза подняли незнакомую машину в воздух – переговорили с сержантом Маккоем, назначенным временным комендантом даниловского ‘аэродрома’. Сержант был озабочен неожиданно возникшей проблемой с радиосвязью, и поэтому немногословен. Пожав плечами, мы пошагали обратно, чтобы с максимальной пользой для дела использовать свободный день и помощь со стороны соседей. Около двух часов ночи в хозяйстве фермера Савченкова забрехали собаки, а затем там началась стрельба. Мы похватали оружие, выскочили во двор, и даже успели загрузиться в ‘амтрэк’, когда на связь наконец-то вышли ополченцы, охранявшие коровник. Быстро выяснилось, что бдительные часовые открыли огонь по каким-то небольшим двуногим ящерам, ростом не более полуметра, которые попытались проникнуть в загон для скота.

До каких-либо конфликтов, слава богу, ни разу не дошло, но мелкие недопонимания возникали сплошь и рядом. Нам не пришлось никого долго упрашивать – люди действительно обратили внимание на то, что здешние ‘смотрящие’ о чём-то серьёзно базарят у ‘гелендвагена’. Хорошо ещё, что никто из иностранцев не подозревал, что ‘смотрящие’ оказались на грани конфликта между своими ‘группировками’. Следующие полчаса прошли почти в полной в тишине – прикрепив карту к лобовому стеклу ‘мерса’, бельгиец читал вводную лекцию по географии здешнего мира.

Если прежде, как, например, в случае с Гуго Пайенским или Бертраном де Бланшфором оба Ордена находились под их единоличным руководством, то начиная с 1188 года эта традиция умерла. Тамплиерами стали управлять одни Магистры, а Приоратом Сиона (который с тех пор именовался таким образом) — другие. Все, что могло бы быть между тем взято и завоевано с той или другой стороны за время Игр, будет возвращено в точности. Многие послы со своими семействами и свитой, равно как другие иностранцы, получили на соревнованиях кров и приют за счет императора на окраине олимпийской деревни, в прекрасном парке английской планировки.

Наш же, российский экипаж, разделился поровну, став на сторону и тех и других. Как говорится – хоть плачь, хоть смейся. Где-то секунду народ молчал, переваривая идею, а затем началось спонтанное и шумное обсуждение. Так неожиданно выяснилось, что лётчики – люди эмоциональные, готовые спорить до хрипоты, доказывая свою правоту.

Движение «К Богодержанию»

Одним словом, сигнал, ею переданный, или чувство, ею вызванное, было нехорошим сигналом, нехорошим чувством, — и Майкл весь сжался и ощетинился не от своих мыслей, а от «знания», или, как говорят люди, «по интуиции». В Майкле прочно укоренился, унаследованный, верно, от самой первой собаки на земле, инстинкт «защиты пищи». Он никогда не думал об этом, и кусок мяса, до которого он уже дотронулся лапой и к которому хоть раз прикоснулся зубами, защищал так же непроизвольно, как непроизвольно билось его сердце и легкие вдыхали воздух.

XII ПО СЛЕДАМ МЕРИЭМ

Все же для нас важны грехи, преступления и проступки других людей; но только с точки зрения нашей нравственной дисциплины. Войны и кровопролития, происходящие вдали от нас, подлоги, не затрагивающие наши материальные выгоды, – все равно все это затрагивает наши чувства и сказывается на нашем нравственном здоровье. О них следует поразмыслить нашим любознательным сердцам. Общественное мнение может невнимательно отнестись к жертве греха, и этот несчастный может подвигнуть массы лишь на смех над собой или на презрение к себе. Это сожаления достойная и нечестивая борьба; на нее мы вполне вправе взирать с отвращением; но это отвращение непременно должно перерастать в сострадание. Ибо ставки в этой игре отнюдь не соответствуют тому, что воображают те, кто принимает в ней участие, как не соответствуют они и реальности.

Я хотела бы с ним познакомиться, – сказала она, сжимая его руку. Когда мы вместе ходили по субботам на фильмы про монстров. Ты бы видела лица дам из Алтарного чайного общества, когда миссис Грэхем впускала их без предупреждения и они заставали нас в кабинете пастора, пока мы топали и ревели, круша Токио, построенный из кубиков и банок из-под супа. Нечто темное и изогнутое мелькнуло среди серебряной чешуи на палубе, скользнуло под перила и приземлилось на мокрые булыжники пристани, где вызвало заметную панику среди тех, кто мыл и чистил снасти. Мурена крутилась и изворачивалась, будто взбесившийся высоковольтный кабель, пока какой-то мужчина в резиновых сапогах, взяв себя в руки, не вернулся назад и не столкнул ее в воду.

Но, с другой стороны, может ли он взять ее с собой в джунгли? Легко ли ему будет таскать за собой по джунглям слабую, боязливую девочку? Она будет пугаться своей собственной тени, когда взойдет луна и выползут хищные звери, наполняя рычаньем и воем ночную темноту. Луна опустилась к самому горизонту; барабаны зазвучали тише, исступление танцующих начинало слабеть. Наконец, последний удар барабана, и звери принялись за истребление пищи, которую они наготовили для этой оргии. Акут, знавший нравы и обычаи обезьяньей породы, решил не обнаруживать своего присутствия, пока у его сородичей не пройдет дикое исступление пляски.

Вдруг его глаза закатились, он обмяк и погрузился в транс, и в этот момент через него заговорил дух Александра, изрекший мрачное пророчество о том, что династия падет от рук революционеров. Поскольку некоторые русофилы из числа приверженцев Русской православной церкви до сих пор придерживаются этого взгляда, будет нелишне сделать короткое отступление и внести некоторую ясность в этот аспект деятельности Папюса. Известно, что Папюс помимо издания журнала «Посвящение» был основателем и издателем эзотерического журнала «Покрывало Изиды», в котором свои первые статьи публиковал один из самых значительных представителей западного эзотеризма Рене Генон (1886–1951).

– Бобби говорил достаточно спокойно, но я заметила, как он нервно сглотнул и кадык дернулся на тонкой шее. Не буду, – мягко ответил он, и его рука на мгновение задержалась у меня на пояснице. – Не тревожься понапрасну, я быстро вернусь. Лицо брата, будто эхо, повторило его подозрительное выражение с сощуренными глазами. Это описание могло подойти под дюжину деревень, но, очевидно, они имели в виду совершенно конкретное поселение, поскольку оба вдруг синхронно развернулись, явно намереваясь пойти туда без промедления и вернуться с ягодами. Ай, мэм, – ответил Кеси, как обычно, чуть громче, чем нужно.

Каково же было его удивление, когда он узнал, что вместе с ним в Петербург отправится и доктор Филипп — тот самый, который когда-то вылечил его жену! «Вероятно, это шарлатан-недоучка, — решил про себя Папюс. Папюс в России, или Придворный оракул. Он сделал особый упор на те из методик, которые с наибольшим успехом могли быть использованы для достижения жизненного преуспеяния, — гадание, астрологию, психоэнергетическую защиту, зелья, привороты и т. Уильям Батлер Йейтс (1865–1939) — известный ирландский поэт, чья поэзия насквозь проникнута мистикой и оккультизмом.

Длинные очереди из двух ‘калашей’ слились в один сплошной грохот, заглушивший отчаянный визг Марины. Вокруг замелькали горячие стреляные гильзы, разлетавшиеся по салону, словно осколки снарядов. Командир наёмников сделал вид, что не заметил нашего самоуправства, и где-то через часик мы тормознули у ворот глеймановского ангара. Весь путь до полигона прошёл без приключений, нам не встретились ни динозавры, ни какие-нибудь другие хищники. Даже огромные местные ящерицы, похоже, куда-то попрятались, чтобы не встречаться с извергающими смрадный выхлоп железными монстрами. Приблизительно в половине восьмого на связь вышел Семён Семёныч, сообщив, что на дороге в сторону Данилово появилась длинная колонна военных грузовиков.

Ишикола на грубом морском жаргоне старался узнать об общем положении Соломоновых островов по отношению к Суу, а Ван Хорн не прочь был вести нечистую дипломатическую игру, какая ведется во всех министерствах великих держав. Внезапно он встрепенулся, услышав слабый плеск весел. Собственно говоря, насторожиться его заставило тихое ворчание ощетинившегося Джерри. Вытащив из складки набедренной повязки динамитный патрон и убедившись, что сигара не потухла, он быстро, но не суетясь, поднялся на ноги и подошел к поручням. Джерри покинул гладившую руку шкипера, чтобы подойти к девушке и обнюхать ее. Долг побудил его еще раз ее опознать.

— Когда мы получим указанную сумму, — а мы ее получим, — мы пошлем профессору Сальватору второе письмо, составленное в еще более изысканных выражениях. Мы сообщим ему, что нашелся настоящий отец Ихтиандра и что у нас имеются бесспорные доказательства. Мы напишем ему, что отец желает получить сына и не остановится перед судебным иском, на котором может раскрыться, как Сальватор изуродовал Ихтиандра. Если же Сальватор хочет предупредить иск и оставить у себя ребенка, то должен уплатить указанным нами лицам в указанном месте и в указанное время миллион долларов.

В конце концов, не то чтобы она пыталась украсть у меня Джейми, убеждала я себя, склоняясь к сочувствию и благородной объективности. На самом деле совсем наоборот, по крайней мере с ее точки зрения. Ток для соложения теперь был укрыт стенами, составлявшими постройку, в которую можно было складывать влажное зерно для проращивания, а затем сушить и поджаривать на низком огне под полом. Старые угли и пепел уже выгребли наружу, а под основание сарая, стоящего на сваях, уложили свежие дубовые дрова, но пока не подожгли.

Я пробовал выпытать у Паломы, что тревожит девушку, но старуха только головой качала, и вид у нее при этом был такой торжественный, будто она ждала к нам в гости всех чертей из пекла. Тогда от желтой лихорадки умирало в Гваякиле по сорок человек в день. Но потом я узнал, что это еще пустяки.

Однако, несмотря на все хитросплетения лабиринта неясных и полуясных смыслов, одна идея остается повсюду неизменной и главенствующей. Зло, боль и горе существуют лишь временно и ради благих и мудрых целей. Они пребывают в соответствии с Божественными благом, чистотой и безграничным совершенством; и не может не существовать способа объяснить их присутствие в этом мире, – его нужно только найти, постоянно стремиться его найти. В конце концов Бог победит, и Зло будет ниспровержено. Только Бог способен сделать это, и Бог сделает это, допустив очередную Свою эманацию, на этот раз воплотившись в человеческом теле – теле Спасителя мира.

На третьей неделе желтая лихорадка стала отступать. Мелкий дождик прибил пыль, катафалки с изможденными возницами вновь скопились у отеля «Европа». Город понемногу начинал возвращаться к прежней жизни. В шесть вечера на улицы опять выходил фонарщик.